MyLove24.ru

«Хамит, огрызается, на все отвечает “нет” — это он назло?» Как не злиться на подростка

0 18

И когда его грубость — «красный флаг» Дарья Рощеня 5 июня, 2023 5 июня, 2023. Дарья Рощеня И когда его грубость — «красный флаг»


                        «Хамит, огрызается, на все отвечает “нет” — это он назло?» Как не злиться на подростка

Подросток вечно сидит в телефоне, не убирает свою комнату, оставляет в раковине грязные тарелки и приносит из школы «двойки»… И что не скажи — огрызается в ответ. Как тут не раздражаться? Психотерапевт Георгий Панов объясняет, почему мы порой злимся на своих детей и как справляться с этими чувствами.  

Родители падают в яму

— Все мы были подростками, а значит понимаем, что происходит внутри взрослеющего человека. Тогда почему нас раздражают собственные дети? 

— Самый частый запрос от родителей — «как мне не реагировать на подростка». Либо, и это случается гораздо чаще, если кратко: «Исправьте мне ребенка». 

Представьте, что в начале жизни вам дают мешок инструментов, завязывают глаза и говорят: «В этом мешке инструменты для жизни. Иди с миром». К сожалению, никто не предупредил вас, что идти придется по полю, изрытому ямами. Неизбежно вы рухнете в одну из них. Сняв повязку, попытаетесь выбраться, но скатитесь по песчаному краю. Пороетесь в мешке, который вам вручили. А там лежит только лопата. Большинство родителей, попадая в сложную ситуацию, берут лопату и начинают рыть. Кто-то вширь, кто-то вглубь, но из ситуации не выбираются.

В какой-то момент у родителя вырывается: «Сколько это будет продолжаться? Я делаю как правильно, как написано в умных книжках, как сказал Петя, а он опытный человек… доколе?» Именно так в нас рождается раздражение, злость вплоть до желания причинить вред ребенку. 

Люди используют то, чему научились в исходных условиях, в собственной семье, например. Есть те, кто обращается за помощью к другим, более опытным товарищам. Могут быть продвинутые мамы и папы, но таких единицы. Они прибегнут к книгам по экологичному родительству. На рынке, к счастью, появилось много литературы от клинических психологов, в том числе иностранных, с клинических позиций рассказывающих о самых разных аспектах взросления: об агрессии у подростков, о сложностях воспитания. Увы, такая литература редко попадает в руки родителей, хотя именно она пригодилась бы. 

Повторюсь, обычно люди действуют согласно тем схемам, которые мало помогают или не помогают вообще.  


                        «Хамит, огрызается, на все отвечает “нет” — это он назло?» Как не злиться на подростка

«О, вот сейчас как спровоцирую!»

Подростки сознательно провоцируют на ссоры? Например, когда отказываются идти на выпускной. «Тебе важно, ты и празднуй», — говорит дочь маме. 

— Все что, говорит человек (мама, папа, бабушка) — чаще всего субъективное видение. Любая интерпретация и оценка ситуации — информация, пропущенная через призму опыта. Конечно, доля объективности может быть. Но гораздо чаще в конфликтных ситуациях мы все просеиваем через наш опыт. 

Маме надо обратить внимание, почему у нее возникают мысли о провокации ссоры. Задать себе вопрос: «Что за история во мне сейчас разыгралась? Кто ко мне так же относился? Какую сказку, которую рассказывает мне мой разум, я поднимаю и вешаю на своего ребенка?»

Важно помнить, есть форма поведения (например, крики), а есть функция. Функцию надо выкапывать, она не сразу видна. Сознательно или бессознательно ребенок действует, сказать мы не можем. Подростки совершают много порывистых и импульсивных вещей, необдуманных. Но говорить, что специально вредят, провоцируют нельзя. 

Повторюсь, мама ли, педагог, прохожий, который сцепился в перебранке с подростком, будут оценивать ситуацию так, как диктует их личная история. Почему вы считаете, что подросток делает это специально? Что между вами произошло? Вообще, делать паузы и задаваться вопросами к себе очень полезная вещь.

— То есть это стереотип, что подростки сознательно провоцируют конфликты? Расписывают стены, делаешь замечание — огрызаются. Сидят в метро, ржут над прохожими…

— Все дело в контексте. Подростки порывисты. Изначально у них нет желания кого-то спровоцировать, тем более вызвать конфликт. Они не говорят себе: «О, вот сейчас как спровоцирую. Да, я манипулирую». Им не дано это понимание, потому что признание за собой провокации и манипуляции требует высокого уровня осознанности. Подростки этому в подавляющем большинстве случаев не научены. 

Они могут хихикать над кем-то из прохожих, потому что таков социальный контекст. Сейчас вместе с друзьями едут в метро, им нужно объединиться в одной теме. «О, вот и тема!» Тетка на улице сделала замечание, упрекнула. Подросток огрызается, потому что в голове у него звучит: «Она меня учит. Надо защищаться!» Прилетает в итоге ей.

Всплеск агрессии и злобы — может быть формой защиты от чувства вины и стыда. Это способ удержать границы. Подростки занимаются активными проверкой и расширением последних, поэтому изо всех сил стараются держать рубежи под контролем. Могут защищать их максимально жестко. Но если в раннем детстве ребенок научился, как мы видим это, манипуляциям, то будет манипулировать. Никто ему не скажет, а сам он не догадается, что это манипуляция. «Я так всегда делал, привык».

— Мама просит мыть за собой тарелку и шкурки от бананов на столе не оставлять, а подросток упорно не моет и оставляет? Приходит потный, чумазый после футбола и отказывается стирать вещи или принять душ. Он не конфликтует, правильно? 

— Нашем мозгу легче посчитать, что кто-то нападет или вредит нам, когда не слушается. К такому заключению мы приходим быстрее всего. 

Подростку с эволюционной точки зрения может быть важно метить территорию или показывает свои права: «Мое тело — мое дело». Это не провокация как таковая. В мыслях у него может и не быть цели вызвать конфликт. Большая выгода состоит в том, что подросток не только может удержать собственные границы, но и проверить чужие, да еще и бонусом отдать собственную зону ответственности другим и избавить себя от «лишней» работы.

Если собрать все награды, что эволюция предлагает за отстаивание своей точки зрения, то становится понятным, почему ему легче упереться рогом и продавливать родителей, нежели выполнять требования. 

Мозг, а мозг подростка тем более, не любит изменений! Если привык к чему-то, переучиться — целая проблема. Нам всем не хочется тратить энергию, мы стараемся жить в режиме экономии. Это дополнительная причина для подростка отстаивать свое поведение. Буду оставлять грязную тарелку (мама все равно помоет), буду оставлять шкурки банана на столе (уберет), буду ходить потным. Мы можем интерпретировать последнее как «метит территорию», «проверяет границы», «показывает свою значимость». Вариантов интерпретаций миллион, причина одна: подростки экспериментируют и исследуют мир.


                        «Хамит, огрызается, на все отвечает “нет” — это он назло?» Как не злиться на подростка

— Но маме с ее переживаниями из-за отбившегося от рук ребенка что делать?

— Мы вербальные существа, поэтому можно начать с замены термина «провокация» на «исследование». Подростки пытаются понять — «а что будет, если…». Да, может быть неприятно для домашних. Некоторые лабораторные исследования заканчиваются взрывом, порванными халатами, разбитыми колбами и конфликтами с лаборантами. И что? Большинство исследований приведет к проблемам.

Другое дело, когда вы смотрите на поведение подростков как на эксперимент, форму исследований, тогда раздражение может стать легче. Оказывается, подростки не то, что на нас нападают — это же дети, может во взрослой шкуре, но дети — они исследуют мир, ошибаются, но продолжают изучать. Представьте себе, если бы этого процесса не происходило? Если бы все подростки вдруг стали пассивными исполнителями наших инструкций? Что бы тогда стало с их развитием? Будущим? Страшно представить.

Взрослые, то есть мы, чаще лучше способны выныривать из эмоций и держать их под контролем. И мы можем своим примером научить подрастающее поколение лучше справляться с собственными эмоциональными всплесками. Я чувствую злость, вижу беспорядок, негодую, но спокойно говорю: «Сынок, уберись в комнате, пожалуйста».

— В ответ: «Дверь закрой с другой стороны»?

— Согласно системной терапии, его комната — это его территория. Там может быть хоть вулкан. Другое дело, если к вулкану приползли тараканы и муравьи. Тогда вы говорите: «Твой беспорядок влияет на то, что происходит вокруг. Представляю, что тебе это может не понравится, но теперь ты ешь на кухне. Тараканов и муравьев в доме я не потерплю». Или: «Если вижу еду в комнате, вешаю замок на холодильник и мы снимаем его во время совместного приема пищи». Грамотно выстроенные санкции позволяют структурировать подростка.


                        «Хамит, огрызается, на все отвечает “нет” — это он назло?» Как не злиться на подростка

А что, если это — сигналы о помощи?

— Психологи иногда говорят о «сигнале о помощи», который подает подросток. Конфликты — это сигнал? Например, дома дочь не сдержана в эмоциях, на всех орет, огрызается. В компании знакомых — само обаяние и любезность. Что это за сигналы для родителя? 

— Если так конкретизировать и все сводить к сигналу о помощи… В принципе, можно, ведь подросткам довольно сложно жить. 

Вспоминаем понятия формы и функции. Поведение девушки может быть простой сменой ролей, так и режимом обеспечения безопасности. Например, ей приходится контролировать себя в социуме гораздо лучше, чем дома, потому что в обществе ей небезопасно. Она понимает, что вести себя нужно определенным образом. 

Может быть третий вариант. Поведение имеет внутреннюю подоплеку, например, девочке выгодно показывать характер и это всегда сходит с рук. Или напротив, она использует этот режим, потому что не в безопасности именно дома. Вынуждена защищаться от угрозы, например, по ее мнению исходящей от родителей. Ей надо кричать, протестовать, чтобы защитить себя.

Есть четвертый вариант: такое поведение она наблюдала и регулярно получала подтверждение его актуальности: «веди себя так и все будет окей» или «будешь вести так, получишь плюшки». Иными словами, истерики дома и прилежность вне его поощряемы и помогают получить что-то или избежать чего-то. Для понимания подобных ситуаций контекст очень важен.

Психологические интерпретации из разряда «сигнал о помощи» я не очень люблю. Давайте так все интерпретировать, но тогда придется составить градацию видов и подвидов сигналов о помощи. На деле все проще. Такое поведение организму выгодно. Почему?

Взрослый может собрать информацию и попытаться ответить на этот вопрос. Может в окружении увидела и примерила на себя? Или родители давят, требуют чересчур много, девочке пришлось научиться обороняться? Развивается тревожное расстройство, она теряет над собой контроль? Небезопасно в семейном коллективе и она пытается всех отодвинуть? Всю энергию тратит на контроль над собой в социуме, а на близких сил не хватает? Приходит домой и устраивает разнос, потому что нет сил держать себя паинькой? Или несколько причин одновременно.

Обычно же все сводится к простой формуле — сейчас ребенок в невыгодном положении. Может вести себя некрасиво, потому что либо это поощряется чем-то, либо уберегает его от чего-то, либо научен так себя вести, потому что в течении длительного периода его жизни это поведение культивировалось, а теперь сложно перестроится.


                        «Хамит, огрызается, на все отвечает “нет” — это он назло?» Как не злиться на подростка

«Я держу себя в узде, а они наезжают»

— Всех ли родителей раздражают подростки?

— Есть родители, которым легче принять особенности подростка. И те, которым сложнее. 

Но даже самому спокойному родителю, который субъективно все понимает, может быть трудно, когда ребенок котенка с улицы принес. Вплоть до сильного эмоционального всплеска. В вопросе о раздражении много может быть про правила родителя, про то, чем он научен, как привык видеть ситуацию, какова его психологическая гибкость. 

Я не про безразличие и холодность, которые мы маркируем как спокойствие. Это психологическая ригидность. И не про родителя, который застрял в неприятии, отторжении, отстранении и остро на все реагирует. Я говорю о гибкости, которая позволяет взрослым в разных ситуациях действовать по-разному. Главное — с принимающим сердцем и ясным сознанием.

— Как научить себя не раздражаться на детей?

— Скажем, я каким-то образом в любой момент времени точно знаю, когда вы раздражены. И вот мы с вами договариваемся, что вы получите миллион, если не станете раздражаться в течение месяца наедине с непослушным и играющим на всех возможных фибрах вашей беспокойной родительской души подростком.  

Эту историю можно разложить на следующие рекомендации. Первое. Правило трех «П»: учитесь понимать (что происходит с вами в данный конкретный момент), принимать (какими бы неприятными были чувства, мысли и эмоции) и приспосабливаться (выбирать более адаптивное поведение). 

Например: «Прямо сейчас ко мне пришло раздражение на своего ребенка и мысли о том, что он меня не уважает и провоцирует.  Я принимаю эту часть себя, даю ей пространство. И выбираю спокойно поговорить о своем негодовании».

Второе. Сопоставляйте то, что будете делать на фоне актуальных чувств с тем, что вам действительно важно. Например, мне важно, чтобы ребенку было комфортно. «Мне важно быть ответственным родителем, хорошим учителем, любящей мамой… Я смотрю на ценности и решаю как буду действовать прямо сейчас. Могу накричать. Возможно, это срабатывает, но так ли хочу поступать по отношению к подростку на самом деле?» Делайте паузу, расширяйте диапазон вопросов: «На фоне моей злости хочу пойти за чувствами или сделать что-то другое?» 

Есть шанс, что с каждым разом все чаще вместо реализации раздражения и борьбы со злостью, вы будете признавать свое чувство.  И однажды раздражение перестанет быть проблемой, потому что не будет объектом реагирования. Если мы с ним не боремся, не затыкаем, не отвечаем на него соответствующим поведением, оно постепенно, пусть и будет возникать, но перестанет нами руководить.

Те, кто ругают себя за злость, могут всегда обнять себя и сказать: «Я хороший, какой есть. Нормально раздражаться. Подростки могут выводить нас из себя и действовать не по правилам. Они только учатся, исследуют и экспериментируют. И взрослый может  ошибаться и действовать не по правилам.  И я замечаю, что очень стараюсь быть хорошим родителем для своего ребенка. Я молодец». Злость, раздражение работают на отторжение, отстранение, отталкивание. Любовь и принятие — на приближение.

Раздражение — это низкий уровень злости. Если в родителе просыпается ненависть, когда хочется уничтожать, когда есть очень сильные тревога и страх — ситуация может переживаться гораздо сложнее. В этом случае важно совершить функциональные действия: позаботиться о себе. «Я сейчас не могу сделать ничего для своего ребенка, зато кое-что могу сделать для себя, например, дать себе время, заварить чай. Затем, в более устойчивом положении, вернуться для решения этой ситуации».

Как взрослые люди, мы обладаем определенным уровнем ответственности, в который входит применение альтернативного поведения ради себя и своих близких. Мы можем научиться принимать то, что в нас происходит, заботиться о себе, обнимать себя, когда негодуем, и действовать так, как было бы нам важно прямо сейчас.

Повторюсь, любая проблема с раздражением завязана на том, что находится непосредственно внутри нас, поэтому обсуждаться должна в индивидуальном порядке. Если вас это действительно беспокоит, стоит прибегнуть к помощи специалиста и разобраться в ситуации или себе. 


                        «Хамит, огрызается, на все отвечает “нет” — это он назло?» Как не злиться на подростка

Ребенок огрызается и неуместно шутит. Как быть родителям? Подробнее Поскольку вы здесь… У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей. Сейчас ваша помощь нужна как никогда. ПОМОЧЬ

Источник

Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии