MyLove24.ru

Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

0 17

15 мая, 2024. Анна Данилова Наталья Хозицкая 10 шагов, которые могут сделать родители старшеклассника


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

Фото: Анна Данилова Мы спрашиваем у старшеклассника: «Ты уже выбрал профессию?» Но для него это звучит так же, как «Где ты будешь жить на Марсе?». Мир меняется, одни профессии исчезают, другие зарождаются — как в этом разобраться? В новом выпуске проекта «К доске!» специалист по выбору профессии и планированию карьеры Наталия Хозицкая рассказывает Анне Даниловой, как родители могут помочь ребенку разобраться в себе, выбрать вуз и построить маршрут к мечте.

Почему школьникам трудно выбрать профессию

— Подростку правильно выбирать профессию в 14–17 лет? Взрослые бесконечно меняют профессии и не понимают, кем они хотят быть в 40 лет.

— Говорить про выбор карьеры правильно в любом возрасте. Если зашел разговор в 40 — самое время. Но лучше бы пораньше начинать. 

Система образования устроена так, что она нас провоцирует говорить с подростком о выборе профессии. В 9-м классе заканчивается обязательная часть школьного образования, что делать дальше? Это первый выбор, который нужно сделать подростку. <…> 

Исследователи выяснили, что большинство подростков — и в России, и в европейских странах — выбирают профессию после основного обучения по инерции. Этот выбор связан с их социальным окружением, семейной историей и так далее.

87% школьников выбирают будущую профессию, ориентируясь на выбранные предметы ЕГЭ, по данным исследования школы Skysmart и сервиса «Зарплата.ру». В опросе участвовало 1650 респондентов от 18 до 24 лет.

Но хорошо, что вопрос о будущем вообще возникает. Стоит поднять его раньше, чтобы было проще сделать выбор в 9-м классе.

— Есть возраст, когда надо бы начать беспокоиться? Часто родители говорят: «Моему 12 лет — и непонятно, чем он интересуется. Вроде лежит, книжки читает, во что-то играет. А никакого интереса ведущего нет!»

— Выбор назрел, мы от ребенка решения ждем, а он не готов его принять. Тогда мы и начинаем беспокоиться. Хорошо бы чуть-чуть заранее соломки подстелить. <…>

Почему сложно сделать выбор? Для взрослого человека выбор профессии — это что-то очень понятное. Подросток этого не понимает совсем. Родители спрашивают: «Кем ты будешь, когда вырастешь?» Он слышит это примерно как: «Завтра мы летим на Марс. Где бы вы там хотели поселиться?» 


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

На Марс?!

— Нам сложно сделать такой выбор. То же самое происходит с ребенком, когда мы его спрашиваем о его будущей профессии. 

Что такое работа для ребенка? Это место, куда уходят мама и папа, чтобы вернуться с деньгами. Он плохо себе представляет, что такое «профессиональный статус», «возможность самореализации». 

Пожалуй, основная родительская роль — подготовить ребенка к такому выбору, к самоопределению. Не мы за него сделаем выбор. Он должен сам. Но мы ему можем помочь, создать условия, объяснить, рассказать. 

«Мой ребенок ничего не хочет»

— Подросток апатичен: «Не знаю, чего хочу. Может, в этот вуз поступить, может, в другой… А лучше вообще не вставать с дивана, буду лежать и играть в приставку — как-нибудь родители сами все решат». Что посоветуете делать в такой ситуации?

— Это как раз то, о чем я и говорю. Что такое работа, профессия, что именно мы подростку предлагаем выбрать? Он не понимает. И мы ему не помогаем самоопределиться. Надо спросить ребенка, почему он не хочет выбирать профессию.

У него могут быть негативные ассоциации. Например, родители приходят домой, рассказывают друг другу за столом, как их не устраивает начальник, коллеги, клиенты… Хочется разгрузиться, это понятно.

— Выдохнуть немного, пожаловаться.

— Да! Но как часто ребенок слышит про то, какая у взрослых интересная работа, какие классные достижения. «А представляете, что сделали мои коллеги!» — это же происходит реже. Потому что порадоваться вместе мы не всегда готовы. А вот поныть…

И у ребенка часто складывается негативное отношение к работе: мол, ничего хорошего там не будет. И зачем я буду это выбирать, собственными руками себе жизнь портить? 

Нельзя дать универсальный рецепт, как изменить ситуацию. Потому что ситуации могут отличаться в зависимости от ребенка, его семьи. И действовать нужно по-разному. 

Например, [не хочет выбирать профессию] девочка-отличница, которая прекрасно учится. И так бывает. Она старается, делает все уроки, золотую медаль получает. А на вопрос «кем ты хочешь быть» у нее нет ответа. Она так устала! У нее нет сил. «Драмкружок, кружок по фото…», 100 медалей и дипломов. И мысль о том, что дальше нужно будет приложить еще больше усилий, только пугает. Девочка закрывается от этого выбора, потому что ей страшно.

В этом случае я позволила бы не выбирать. Сказала бы, что я готова к тому, что она не будет принимать решение сейчас. Отдохнет, сделает вдох, подработает. Создаст пространство для появления какой-то жизненной энергии. Потому что счастливая работа, самоопределение — это желание управлять потоком, делиться им. 

Что мы хотим от ребенка? Чтоб он горел своим делом. Чтобы он был счастлив. Чтобы у него получилось. Нельзя делать это, потому что мама сказала. Или заставить себя, через силу. Должен возникнуть импульс, для него нужно пространство. Он не появится, когда у меня столько забот, и еще хвосты. 

Такому ребенку я бы сказала: «Отдохни немного». И я была бы спокойна за него и за его родителя. Потому что такой ребенок немного полежит, а потом снова чем-то загорится. С ним все будет в порядке.


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

— То есть суперответственным детям, которые перегорели, нужен ресурс на восстановление.

— Да. Я вижу, что происходит с такими подростками, когда они взрослеют. У них большой КПД (коэффициент полезного действия), они ресурсные, активные, ответственные. И на них сколько ни повесь — все будут тянуть. 

Такие дети хорошо учатся в школе, а потом и в институте. Куда бы ни поступили — все будут делать на отлично. Потом практика, стажировка. Работодатель думает: «Бриллиант — надо брать». Выпускник приступает к работе, и снова — в полную силу, не жалея себя. Его снова нагружают.

Через 20 лет этот человек оглядывается и думает: «Боже мой! Что я здесь делаю?! Почему?» У него может быть хорошая карьера — и рост, и деньги. Но смыслов не появилось. И счастья тоже. Это может привести к профессиональному выгоранию. Часто такие специалисты дауншифтят до ноля — бросают все и уходят.

— У апатии могут быть физиологические причины? Стоит ли исключить депрессию?

— Да, конечно. Родители должны обратить внимание, что с ребенком что-то не так. Есть признаки, которые мы можем распознать. 

Например, все время лежит на диване, но при этом может пойти поиграть в футбол или в компьютерные игры. Причем с удовольствием. А вот уроки делать не хочет. Если у него есть эмоциональные подъемы и интересы вне учебы, то, скорее всего, он просто не знает, как выбрать, как связать свои интересы с будущей работой, и избегает, уходит от выбора. 

Для него работа — продолжение той же учебы в школе, которая ему не нравится. Как можно выбрать для себя то, что не нравится.

Но когда подростку плохо, он грустит, ничего его не радует — это другая ситуация. У него усталость, он тяжело встает по утрам, могут быть проблемы со сном, скатился в учебе, даже на футбол любимый уже не бежит. В этом случае точно стоит сходить к терапевту, сдать анализы, и к психологу.

Как научить делать выбор

— Но чаще возникает ситуация: «Мне ничего не нравится, мне ничего не хочется. Понимаю, что мне надо выбирать. Я не против. Но я правда не знаю, что выбрать». И здесь мы, родители, можем помочь. 

Родительская поддержка очень важна, это подтверждают исследования. Но — смотря какая. Если родитель включается, разделяет интерес подростка, помогает развивать его — это хорошо сказывается и на выборе, на дальнейшей успешности, удовлетворенности жизнью в дальнейшем.

Иногда родитель включается иначе: «Давай ты будешь программистом — отличная профессия, смотри, сколько они зарабатывают! Что ты там придумал, какой актер?!» Если он педалирует свой выбор, настаивает, то он перекрывает этот источник энергии, снова найти к нему путь будет сложнее.

Если у ребенка уже есть признаки апатии — ничего не интересно, — родителю стоит держать себя в руках. И не переборщить с предложениями. А наоборот, стараться огоньки раздувать, искорки маленькие. <…>

Можно начать с самого простого. Что такое карьерное самоопределение, выбор профессии? Я должен понимать себя, знать, что мне нравится, что нет. Достаточно часто мы сталкиваемся с подростком, который не может ответить на вопрос, что ему интересно. Потому что он не очень-то умеет про себя думать, анализировать себя. В этом родитель может помочь, задавая вопросы, обращая внимание ребенка на то, что у него получается хорошо, за что он берется с удовольствием.


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

Мы также должны рассказать ребенку, из чего он может выбирать. Кругозор в мире профессий есть не у всех взрослых. Это то, что придется нарастить, чтобы выбор сделать. Узнать о разных профессиях, а потом еще и понять, как проложить путь к профессии, какой вуз выбрать, какие экзамены сдать. 

На каждом из этих этапов родитель может помочь. Начинать можно прямо с детского сада.

— Так!

— «Что ты хочешь надеть?» «Какой мультик мы посмотрим?» «Что будешь есть на ужин?» Мы начинаем с ребенком обсуждать эти вопросы. Пошел в кружок: «Тебе там понравилось? У тебя это хорошо получается! А это — не очень хорошо, хочешь развивать, давай попробуем…»

— То есть поощрять выбор с самого раннего возраста.

— Да, поощрять внимательное отношение к своему выбору. 

Как бывает? Что на ужин — мама решила, что надеть — бабушка решила, что учить в школе — школа решила. Кружки — все на них ходят, значит, ты тоже пойдешь. Практически нет моментов, когда ребенок делает хоть какой-то значимый выбор. У него нет возможности задуматься, отрефлексировать выбор, пересмотреть его. Может быть, это непросто — сменить кружок, если ты захотел. Но это же проще, чем работу потом менять или даже профессию. Стоит учить ребенка рефлексировать, думать: «Насколько мне это подходит? Комфортно ли мне в этом?» <…>

— Часто слышу от родителей: «Мы сменили три кружка, ребенок никуда не хочет ходить. Что с этим делать?» Спрашиваю: «Вы поговорили с ребенком, что именно ему не понравилось?» Всегда стоит выяснить, что именно не понравилось и в каком направлении искать другой кружок.

— Иногда стоит попытаться исправить ситуацию. Например, мы выбрали кружок, потому что ребенок захотел туда. А там неудачный преподаватель. И мы сделали вывод, что не подошел кружок или даже вид деятельности. Но стоит разобраться в причинах, поискать другой кружок, почитать что-то или даже позаниматься дома, чтобы попробовать еще раз. Опыт пробы, развития своего интереса, изменения ситуации бесценен. 

Для нас, как для родителей, значительно важнее не предложить ребенку конкретную профессию, не назначить экзамены, а научить его переживать опыт выбора, сомнений и принятия решения. Научить управлять своей жизнью.

Сегодня мы говорим уже не о выборе профессии, а о построении карьеры. Каждый человек пишет свой карьерный сценарий. Какой будет идеальным для него? Тот, который человеку подходит, в котором ему хорошо, он блистает. И двух одинаковых идеальных сценариев для разных людей быть не может.

У двух взрослых людей на одной должности был разный путь и к ней, и к профессии. Каждый из них писал свой сценарий. Кому-то было хорошо в нем, потому что он сам выбирал. Уходил оттуда, где ему плохо, искал новое место. А кто-то — так получилось — не был счастлив ни одного дня на протяжении этого сценария. Делал все просто потому, что надо. 

Мы желаем подростку, чтобы он умел адаптироваться к обстоятельствам, использовать разнообразные возможности для себя, своих интересов, целей и нужд. Чтобы он мог создавать свой карьерный сценарий. 

И эти навыки проще всего тренируются, пока ребенок еще маленький, он еще дома и большой мир его не обижает, не обрушивается на него. Пока мы еще можем его сопровождать, помогать ему. 

Инкубатор, который родители могут создать в доме, бесценен, больше нигде этого не происходит. Школа не дает такой возможности. У нее другие задачи. Информационное пространство ребенка тоже наполнено не этим. Друзья, соцсети, развлечения — тоже не про карьерные сценарии. 

Возможность выбора для себя, пересмотра решения, его изменения, создание идеальной для себя жизни и условий — это опыт, который ребенок может получить только в семье. Он даст ему большие преимущества в дальнейшей карьере. Чему мы его научим: как подстраиваться под обстоятельства или как управлять обстоятельствами и менять их для своего счастья?

Обниматель панд и переворачиватель пингвинов

— Что делать с подростками — показывать, какие вообще есть профессии? В Город профессий водить, YouTube с ними смотреть? Как рассказать, что есть переворачиватель пингвинов или смотритель замка?

— Обниматель панд. Да, я мечтала бы о Городе профессий для подростков. Но такого нет. 

Это огромная проблема. И я пытаюсь ее решить — мы с коллегами делаем продукт — профессиональные пробы и школа выбора профессий для подростков. Но все равно — мы не можем сделать пробы по всем профессиям. И родитель тоже про все не в силах рассказать. 

Что надо понимать? Мы слышим: профессии меняются. Они трансформируются. Человек меняет миллион профессий за жизнь.

— Наши дети 10–15 профессий поменяют за свою жизнь, поэтому не стоит зацикливаться на одной.

— Да! У родителя куча информации. И сколько профессий мы еще поменяем, и какие существуют, и профессии будущего, которых пока нет, и те, что уже отмирают… Про что же рассказывать и искать информацию? Про то, что близко, доступно и интересно ребенку сегодня!

Мы можем мечтать о хоккейной секции, но толку-то, если ее нет в городе? А завтра переезжаем в другой город — и там есть секция, тренер. И мы можем попробовать. И у нас получается. Карьерная жизнь так и выглядит. Сегодня такие возможности — и мы выбираем из них. Завтра другие, потому что изменились обстоятельства: я переехал, рынок поменялся. 

Человек должен уметь ориентироваться в том, что для него доступно. Если мы говорим про выбор профессии, то исходим из того, что интересно конкретному подростку. 

Но вот если мы узнали о какой-то классной профессии — обниматель панд — почему бы не рассказать об этом подростку. Как минимум это интересно и поддержит внимание ребенка к теме профессий. Советую родителям больше говорить дома о том, что бывает в мире профессий. На кухне, за ужином, когда мы куда-то едем, смотрим кино — вовлекать в этот разговор подростка.

Но когда мы конкретно про профессии для подростка говорим, то лучше исходить из его интересов. Тренировать его способность ориентироваться, принимать решения, примеряя варианты на себя. 

Например, подростку интересен футбол. Он хочет быть спортсменом. Но в какой-то момент становится понятно, что профессиональным футболистом стать не получается. Но футбол — это его страсть, интерес. Он настолько увлечен, что ему очень сложно сделать другой выбор. Мальчик понимает, что он не будет Роналду (португальский футболист, нападающий, капитан саудовского клуба «Ан-Наср» и сборной Португалии. — Примеч. ред.). Но ему так хочется! Он так давно живет этой мечтой! Реальность на него обрушивается, и сделать альтернативный выбор он пока что не в силах. 

— Арбитр!

— Точно! Вы подхватили мою мысль. 

Мы говорим про интерес — и начинаем его развивать. Архитектор спортивных сооружений, режиссер спортивных мероприятий, спортивный врач, спортивный психолог, спортивный юрист… И это не считая журналистов, комментаторов, агентов, менеджеров. Вокруг интереса к футболу столько профессий!

Родитель, с одной стороны, хочет, чтобы ребенок был счастлив, горел. С другой стороны — боится, что тот останется без работы, не будет денег, не сможет содержать семью.

И мы возвращаемся к первому вопросу: что мы хотим? Скорее всего, ребенок тоже понимает риски — и про редкую специальность, и про все остальное. Но если не помочь ему шире посмотреть на свой интерес, не подсказать, как можно его развить, то он останется в этом ступоре — когда я уже не Роналду, но все еще непонятно кто. Это может долго длиться и очень демотивирует. <…>

Навыки будущего

— Сейчас расцвет искусственного интеллекта. Вам не страшно, что когда наши дети вырастут, вообще ничего не будет нужно? «Искусственный интеллект, напиши за меня исследование, посчитай все цифры…»

— Нет, мне, наоборот, радостно. До этого момента все технологии облегчали жизнь и труд человека, позволяли ему заниматься более интересными вещами. И за счет этого технологии развиваются еще быстрее, мир становится еще более сложным и интересным. 

То, что исчезают какие-то профессии, которые требуют минимального участия человека — Бог с ними. Но при этом новые появляются.

Я могу уже не писать простые информационные тексты, тратя на них кучу времени, а использовать для них искусственный интеллект. А сама писать сложные. Могу сама не создавать элементарные изображения, а поручить это нейросети, а сама заняться полотном, которое потом окажется в музее. 

Здорово, что появляются уникальные навыки на стыке разных профессий. Как филология и математика встречаются в цифровой лингвистике. А потом появляются онтоинженеры, которые умеют находить эту информацию, обрабатывать ее, создавать новые знания. Это потрясающе! 


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

У наших детей выгодная позиция. Они могут не идти по заданному маршруту, как поезд по рельсам. В их силах заезжать в переулки или в живописные места. Они могут строить карьерный сценарий так, как им хочется. Рынок сегодня любит людей с необычными сочетаниями навыков. Так появляются какие-то новые продукты, решения, запросы. Для того, чтобы эти запросы и продукты создавать, нужны люди, которые обладают уникальным набором компетенций. 

Поэтому никого уже не удивляет, что человек изучает музыку и программирует одновременно. Изучает химию и информатику. Это позволяет ему собственную траекторию проложить. 

— Какие навыки и качества помогут детям в этом? Что им нужно дать, чтобы было на что опереться в меняющемся мире?

— Это все, что касается современной грамотности: 

  1. Финансовая грамотность. 
  2. Информационная грамотность — когда человек умеет пользоваться компьютером, поисковыми системами, искусственным интеллектом. 
  3. Карьерная грамотность. Для нее главный навык: агентность — инициативность, самостоятельность в выборе, способность проактивно влиять на сообщество.

Агентность критически важна именно потому, что собирает целый набор навыков в себе. Человек должен уметь работать с информацией, понимать, что ему подходит, а что нет. Должен быть способен анализировать, критически относиться к возможностям, взвешивать «за» и «против», видеть риски. Такие навыки можно тренировать на элементарных вещах.

— То есть понимать свои ресурсы и возможности. В социальных сетях часто можно увидеть такой формат резюме: «Ищу работу, но не за три копейки. Умею делать примерно все в [например, в издании книг]. Точно не готова к переработкам» — то есть человек подробно рассказывает, чего он не хочет — переработок не хочет, овертайм и так далее. И мало — про то, что он умеет. Это агентность наоборот?

— Да! Это есть, пусть и мало. Но я радуюсь, когда такое вижу. <…> Это маятник, который отнесло в другую сторону. В большинстве случаев наоборот. Люди берут, что дают, не формулируя свои запросы и ограничения. А потом недовольны. Потому что не совпало — и переработки, и платят мало, и далеко ездить.

Работа — это win-win всегда. Я делаю то, что у меня классно получается, и я хочу за это то, что мне нужно. Не наоборот.

Если перекос в какую-то из сторон — это уже не win-win, и не очень хорошо заканчивается — или увольнением, или выгоранием и неудовлетворением.

Я приветствую, когда человек высказывает свои пожелания. Но к этому, конечно, стоит добавить понятную самопрезентацию с точки зрения профессиональных навыков. Часто люди этого не делают, потому что не понимают, как работает рынок труда, механизм найма. Об этом тоже стоит поговорить с подростками.

Почему тебя должны взять на эту работу? Почему ты лучше, чем мальчик из другого подъезда, если хочешь подрабатывать? Опыт подработки, ощущения себя относительно конкурентов тоже полезен, он отрезвляет. И не остается иллюзий, что «я хочу быть тик-токером, буду зарабатывать миллионы». — «Отлично, вот Тик-Ток — вперед, зарабатывай! Почему нет?» 

— «Набери первую тысячу подписчиков и рекламный контракт».

— Ты сразу поймешь, чего это стоит. И потом подумаешь. Тогда решение быть тик-токером будет обосновано, подкреплено опытом. Выяснишь, каких тебе знаний не хватает, что тебе нужно еще подтянуть, чтобы все хорошо получилось. 


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

— От родителей детей с высокой учебной и рабочей мотивацией я слышала, что они с 14 лет не запрещали подрабатывать. Подростки знают, как трудно достаются деньги, поэтому не приходилось их убеждать работать.

— Да, это ценно. Во многих странах подработка включена в школьное обучение. Ученики пишут резюме, ищут подработку. Их принимают на работу в кафе, в магазине, где-то еще. 

Здесь даже не деньги важны, а опыт — это мы будто слетали на Марс на экскурсию. Посмотрели, как все устроено. 

Важно ощущение ребенка, что на него возложили ответственность, он отвечает за какие-то задачи. Не справился — меня поправили. В следующий раз все получилось — похвалили. Ощущение реализации: я сделал, да еще и деньги получил, купил себе что-то! Это очень важный и полезный опыт.

Как развивать soft skills

— Насколько важны в этой картине soft skills (надпрофессиональные навыки, которые помогают решать жизненные задачи и работать с другими людьми. — Примеч. ред.)?

— Важны, безусловно. И здесь надо понимать, что soft skills в некоторых профессиях становятся hard skills (узкие профессиональные навыки, которые нужны для решения конкретных задач в повседневной работе. — Примеч. ред.).

Например, умение договариваться, общаться — это всем полезный soft skill. Но если я учитель в школе, то это уже hard skill. И так со многими навыками. <…>

Обращайте внимание на особенности, проявления ребенка. Именно они становятся основой для выбора профессии, опорой в профессиональной самореализации. Мы говорим про развитие мягких или универсальных навыков тогда, когда их не хватает. Но бывает и наоборот, когда такие способности даже не замечают.

Есть внимательные, эмпатичные дети, которые чувствуют другого человека, хорошо его понимают. Во многих профессиях этот набор особенностей нужен. Но таким людям чаще всего кажется, что все так умеют. Они не знают, что это их сильная сторона.

И не рассматривают ее как опору для выбора профессии. Не думают, что это может дать им преимущества. И так со многими вот этими особенностями. 

Задача родителя — подсветить, обратить внимание: «Смотри, как это у тебя здорово получается! Знаешь, я с тобой поговорила — мне легче стало. Может, ты психологом будешь?» «Как ты здорово объяснил математику своей сестре. Не рассматриваешь идею стать педагогом?» 

«Да это вообще не профессия!»

— Ребенку нравится профессия, которая нам кажется не очень перспективной или просто опасной. Например, я мама с аэрофобией, а мой сын хочет стать летчиком. Что делать? 

— Здесь стоит учить ребенка сомневаться, критически смотреть на выбор. И на свой тоже. И даже если мы на сто процентов в чем-то уверены — сомневаться не помешает. Это навык анализа вариантов, рисков и возможностей. 

И надо понимать, что если мы подростку в лоб скажем: «Никакой ты не летчик, будешь юристом!», то мы поселим эту занозу в сердце на всю жизнь. Она будет там чесаться: «Мама мне не разрешила стать летчиком, а я всю жизнь мечтал». И зачем нам это?

Важно понимать, что родитель не владеет карьерным сценарием ребенка. Он ему помогает его писать. Но дальше ребенок делает это сам. Мы хотим ему доверить это. Для этого мы должны снабдить подростка некоторыми инструментами.

Он хочет быть летчиком. Мы понимаем, что есть риски. Молчать о них не нужно. Родитель может видеть больше опасностей, сложных ситуаций на рынке труда, которые ребенку пока непонятны, неизвестны, тяжелы для его понимания. Мы должны ему рассказать. 

Мы не можем подростку сказать: «Нет, ты не будешь летчиком». Мы вынуждены строить диалог — сесть, обсудить «за» и «против». Мама может объяснить, почему она боится. Это же не только аэрофобия, но и множество разных обстоятельств — например, исчезновение рабочих мест. А если автопилот начнет управлять самолетами? И ребенку можно об этом сказать. Вместе поискать статистику — как меняется потребность в летчиках, как развиваются технологии. Может быть, найдем успокаивающие для себя аргументы. Маме станет полегче, ребенок получит аргументацию. 


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

Мы с моими детьми устраивали такие презентации. Ребенок объясняет, почему ему надо быть летчиком, а я — почему не надо. И мы выступаем перед семейством, защищая каждый свою позицию, устраивая дискуссию. У каждого из нас есть аргументы. <…>

Надо понимать, что чем раньше мы этот разговор начинаем, тем больше у нас времени. Ребенок сегодня сказал: «Нет, мама, ты все говоришь неправильно». А послезавтра он уже в разговоре со своими одноклассниками эти аргументы поднимает, обсуждает, находит им подтверждение — и начинает сомневаться. В этой аргументации родитель тоже обтачивается. Тоже идет на компромисс, делает шаги навстречу, начинает понимать подростка, его выбор, и принимать становится значительно проще. 

Если мы начали в седьмом классе эти разговоры, то к девятому мы научились строить диалог. И это помогает сомневаться. Так и дальше будет в жизни. Навык поиска аргументов, информации, отказа, пересмотра, пробы очень важен. Пробуй, у тебя еще есть время! Довольно часто бывает — он узнал побольше, попробовал, сам передумал. И не надо уже его переубеждать.<…>

Классный педагог увлек предметом

— Для того, чтобы ребенок вышел из апатии «я ничего не хочу и не знаю» и загорелся, важно, чтобы у него был образ успешного взрослого, который заинтересован в ребенке. И который делает что-то интересное, сам горит и ребенку помогает. С одной стороны — так ли это, и вообще, как такого человека искать? А с другой — не происходит ли перекоса, когда ребенок увлекся личностью и ушел, например, в биологию. А потом поступил на биофак, где этого педагога нет, и понял — биология ему вообще не интересна…

— Мы хотим, чтобы ребенок пришел к такому сценарию: у меня что-то хорошо получается, мои таланты совпадают с тем, что в моей профессии требуется. Я начинаю делать свою работу очень хорошо, мне легко это дается, я получаю от нее удовольствие и делаю еще лучше. И все такие: «О, классно как получилось, давай еще». Этот маховик начинает сам себя раскручивать — получается звезда в своем деле. 

Обычно это невероятно привлекательно выглядит, заразительно. Это человек, который сверкает, завораживает! И всем сразу тоже хочется в эту сферу. «Наверное, это такая классная профессия — зря я ее не выбрал!»

В такой ситуации мы обращаем внимание ребенка не на профессию, а на то, как она подходит владельцу, и говорим с ребенком про его особенности, что могло бы подойти ему.

Он должен хорошо себя понимать и уметь отличать подходящие ему вещи, чтобы не попасть в эту ловушку. Я привожу пример с платьем обычно. Моя подруга купила платье — потрясающе на ней сидит, классно выглядит! Я думаю: «Мне такое тоже надо». Я его себе заказываю, натягиваю…

— Не то!

— Вообще не то! Оно меня не украшает. Почему так? Не мой фасон. 

Я про себя должна знать свои особенности и чтобы выбрать платье, и чтобы выбрать профессию. Здорово, если ребенок про себя хорошо понимает. Тогда он вряд ли ошибется. Родитель точно может помочь ребенку посмотреть на себя со стороны, и настроить его на поиск реализации именно своих талантов.

Второе, что для нас важно — это разнообразие опыта. Чтобы подросток биологией занимался не только в кружке, но и ездил в тематический лагерь, что-то дома читал, слушал лекции. Чтобы он убедился, что этот предмет ему действительно интересен не только с одним учителем, что он не потеряет интерес после школы — тот учитель был просто проводником в нужный момент. 

Самые большие зарплаты — в IT. А если ты гуманитарий?

— Мы учим ребенка понимать, чего он хочет и кто он такой. А потом оказывается, что в мире существует только одна супервостребованная профессия — программисты, айтишники! Что в этой ситуации делать? 

— Ко мне в последнее время приходят родители, которые говорят: «Столько программистов уже — опасно выбирать эту работу. Не надо». Про любую профессию много полярных мнений. 

А если у меня ребенок — филолог? Любит литературу, историю, а программирование и математику нет. Я же не могу ему сказать: «Будь программистом несмотря ни на что». 

Самые массовые профессии в нашей стране — водитель и продавец. Самые большие наборы в вузах все еще на медиков. А самые дорогие вузы — МГИМО, консерватория. Мир очень разный.

Конечно, нужно много программистов. Мир технологизируется. Но еще больше нужно людей, которые в своей области владеют информационными технологиями. 

Если я биолог, который умеет применять информационные технологии, то я буду больше востребован. Биотехнологом, биоинформатиком я буду работать по-другому. Если я дизайнер, который умеет использовать информационные технологии — то могу создать сайт, приложение, изображение, игру — что угодно. И так далее. Важнее сочетание навыков, а не конкретная профессия. 

Сегодня дети хорошо осваивают информационные технологии. Они много времени проводят с телефоном, за компьютером. Можно добавить в это конструктива. Изучить какие-то элементарные языки программирования, технологии создания сайта, приложений. 

Но всем ли надо быть программистами? Нет. Например, в создании информационного продукта участвуют программисты, дизайнер, сценаристы, специалисты по продукту, управленцы. Специалисты по кадрам, IT-рекрутеры, экономисты, юристы по интернет-праву. Можно работать в IT и не быть программистом. 

— Я хочу, чтобы ребенку нравилось то, что он делает, и чтобы он всегда мог прокормить семью. Не делая выбор между отпуском и кружком для ребенка, не считая дни до зарплаты. Но в гуманитарных сферах это не всегда возможно, это проблема. Например, чтобы преподавателю нормально жить, надо много работать. В той же ситуации оказываются корректоры, редакторы, литературные критики — ты можешь этим заниматься, если у тебя есть еще одна профессия, которая тебя будет кормить.

— Это суперважный вопрос, который ребенку в голову не приходит. Только взрослый понимает, что такое кормить семью, что такое зарабатывать. Но у родителя есть ограниченный набор сценариев, которыми он оперирует. Его личный опыт, опыт его окружения, его родителей. И мы видим, что сейчас этот опыт себя не оправдывает. Мир предлагает другие возможности и сценарии. 


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

Если работа нравится, совпадает с моими интересами — отлично. Но необязательно человек состоит из одного-единственного интереса. Он может быть на работе юристом, а на выходных — ролевиком, который исторические реконструкции проводит.

Родитель должен помнить, что карьера сегодня поливариантна. У человека может быть целый набор источников дохода и несколько профессий. 

Мы видим, что происходит: компании закрываются, кризисы бесконечные. Кто-то пришел, кто-то ушел. Моя трудовая книжка лежит в одной компании, я там работаю фултайм, но назвать это стабильностью уже сложнее. Есть свои риски. И наоборот, моя карьера может состоять из портфеля работ: я могу в другом проекте выступать как эксперт, в третьем тоже иметь заработок, в четвертом — постоянный контракт на частичную занятость, а еще меня регулярно зовут как фрилансера. Получается, что у меня множество источников, которыми я могу регулировать доход, занятость, нагрузку. И такая карьера — это, скорее всего, будущее наших детей, новая стабильность. 

В портфельной карьере много преимуществ. Но она невозможна, если человек не умеет этими процессами и своими интересами управлять. За него сначала выбирали дома, потом в школе, потом в институте, потом — работодатель. У него нет опоры на себя и навыка управлять своей карьерой. Такой человек уязвим в современном мире.

«Девочке главное выйти замуж»

— Часто слышу: «Да девочке вообще главное замуж выйти». У меня в такие моменты все внутри кипит. Девочке особенно важно иметь профессию, специальность, которая прокормит ее и детей. Во-первых, если что-то случилось — муж бросил, заболел, умер… Во-вторых, никогда не быть в зависимом состоянии — даст муж денег на хлеб или нет. В-третьих, в целом поддерживать себя в состоянии жизненной востребованности. 

— Соглашусь. Мне кажется, что профессия важна для любого человека. Профессиональная самореализация — работа, ощущение того, что ты можешь сделать что-то хорошее, полезное, ценное для других людей. Что в результате твоей деятельности получается то, что ты можешь развить и сделать еще лучше. Что ты можешь зарабатывать сам и позволить себе что-то. 

Мы же живем в обществе. Предполагается, что каждый член общества вносит свой вклад. Он может быть достаточно существенным в твоем городе, в стране, вообще в мире, если ты ученый, например. Это важно — вносить свой вклад. И деньги, конечно, финансовая опора и основа самостоятельности и независимости.

— Женщина находится в более сложной ситуации. Декрет — перерыв на рождение ребенка — создает сложный виток в карьере. Потому что ты, с одной стороны, без работы, не получаешь денег, тебе сложно потом выходить. У мужчин нет такого карьерного перерыва. С другой стороны, ты бесконечно зависима. При этом общество часто критически относится к тому, что женщина вообще работает: «Девочке главное — найти хорошего мужа!» В таких случаях всегда рассказываю, что я, когда в 31 год осталась вдовой с шестимесячным ребенком, выстояла, потому что у меня была нормальная рабочая специальность, постоянная работа, у меня было, где жить. 

— Да. Это правда. Женщина должна иметь профессию и собственный доход. Но у медали же две стороны?

В декретном перерыве для женщины есть не только уязвимость, но и большое преимущество. Потому что это ее законное право на осмысленный перерыв в карьере, передышку и возможность осмотреться.

Декрет часто дает огромный толчок личностного роста, пересмотра компетенций женщины. Это становится возможностью сделать поворот в своей карьере на 180 градусов, переучиться, увидеть для себя новые перспективы в «женских» профессиях или наоборот, с новым вдохновением вернуться в офис. Обычно такой перерыв мужчине сделать значительно сложнее, он в ловушке постоянной занятости и перемен «на ходу». 

Сейчас есть государственные программы поддержки, обучения женщин в декрете, когда они могут получить новую специальность и выйти из декрета уже на совсем другую работу. 

Проложить маршрут к мечте

— Чем помогает родителям и ребенку профориентолог? Как это работает? Я приведу к вам своих детей, что мы сможем сделать?

— Мы сможем начать диалог между вами и вашими детьми. Диалог про карьеру и профессии, который часто не получается дома выстроить самостоятельно. 

Я обычно даю возможность поговорить родителю, а ребенку — его послушать. И взрослый делится со мной не критическими замечаниями относительно своего ребенка, а любовью, восторгом, переживаниями, страхами о своем ребенке.

— У родителя подростков восторга уже поубавляется.

— Ну, это смотря как спрашивать. Но если я спрошу: «Какие сильные стороны?» «А что лучше получается?» «В чем он вам помогает?» «Чем он отличается от других?» Я не встречала родителя, который не начинает хвалить ребенка. Это совершенно другой разговор. 

Потом родитель объясняет, почему он беспокоится, что его волнует. Ко мне же не приходят взрослые, которые не заинтересованы. Это специфический круг родителей, которые хотят помочь детям, но просто не знают, как. И ребенок это слушает. Как его любят, как за него беспокоятся, как уважают его выбор, чего опасаются. И подросток думает: «Ага…»


        Завтра ЕГЭ, а мы спрашиваем: «Кем ты хочешь быть?» Специалист по выбору профессии Наталия Хозицкая

— Не все так плохо!

— «Это не потому, что мама просто не хочет, чтоб я был тик-токером». И другой взрослый человек слушает, кивает. А потом ребенок рассказывает про свои мечты, увлечения, про то, что ему нравится в этом Тик-Токе или в выбранной профессии. 

И потом мы обсуждаем — а что у подростка хорошо получается, какие у него есть склонности, таланты, потребности, интересы. Как это можно совместить с рынком. А какие еще есть варианты профессий. И ребенок конструктивно со мной это обсуждает. И мы находим какие-то варианты, обычно несколько. Теперь родитель и ребенок на одной стороне баррикад. 

Я говорю родителям: если у вас сейчас нет возможности пройти профориентацию, но хочется этот диалог с ребенком начать, возьмите сайт для поиска работы, самый большой. Посмотрите вместе с ребенком — какие вакансии бывают, какие есть зарплаты, какие требования, обязанности, какое образование нужно. Это хороший способ познакомить ребенка с рынком труда и начать разговор о работе и будущей профессии.

Часто возникает вопрос: «А куда нам поступать?» Тогда можно в вакансиях посмотреть, какое образование требуется, или переключиться на резюме и увидеть, какое образование у людей выбранной профессии. Вместе с подростком такой анализ провести — много нового можно увидеть и обсудить. И родитель тоже удивится, когда такой анализ сделает, и ребенку будет полезно. 

Есть огромное количество агрегаторов образования и профессий. Можно зайти и почитать про профессии в индустрии спорта. Их будет сто штук. Полистать, за что-то зацепиться и сказать: «О, смотри, классная профессия!» Или с ребенком разделиться — ты сегодня эти читаешь, я — эти. Потом обсуждаем, что получилось.

Родитель не может не включаться в процесс самоопределения — это нормально. Но он часто включается неконструктивно. Не понимает, как ему действовать. «Какие у тебя оценки? Почему опять двойка, тройка?» Спрашивает: «Ну что, ты выбрал, определился с экзаменами? Куда ты будешь поступать?»

Так родитель быстро оказывается на разных сторонах баррикад с ребенком, подросток вынужден оправдываться, защищаться. И диалог на этом весь закончился. 

Мы можем починить это. Перестать спрашивать про оценки, потому что это дело школы. Поговорить вместо этого о профессиях. Чем больше мы с ребенком говорим на эту тему — тем шире его горизонт. Мы рассказываем про то, что можно быть Илоном Маском, работать в Google, проложить к этому маршрут. Дети даже в это сначала не верят. Поэтому я стараюсь приводить им реальные примеры. Например, ребенок увлечен лего — мы заходим в Linkedin, находим компанию «Лего» — и людей, которые в этой компании работают. И проще всего фильтровать по языку. Есть люди, которые говорят по-русски и работают в «Лего». Чаще всего они учились в России. 

И это потрясающе интересные исследования! Мы можем найти людей в любой компании, в любой индустрии. Увидеть, что они родились в России в небольшом городе, учились здесь, как и я, получили образование. И теперь они работают там, где я хочу быть. Это вдохновляет!

У меня самой был такой опыт, когда я сталкивалась с недоверием своих собственных детей. Они сначала тоже сомневались в том, что все возможно. А через некоторое время я заметила, что дети всерьез со мной обсуждают самые разные амбициозные варианты развития. Они уже сами смотрят, что надо сдавать в Оксфорде и так далее. Граница возможного отодвинулась для них.

— То есть мы не айсберг им показываем с верхушкой, а лестницу.

— Да, мы показываем, что все возможно. Это сложно, придется поработать. Учиться придется, падать, вставать. Но это возможно! Если ты хочешь, то можешь проложить туда маршрут. 

Как складывается карьера? Этот путь может быть прямым, если мне повезло или я выбрал какую-то понятную профессию. Я хочу быть врачом. Вариантов не очень много — медицинский вуз.

Могут быть сложные идеи — тогда и путь будет непростым. Я могу не дойти до самого конца, не стать директором всего Google. Но я могу по этой дороге добраться высоко и решить, что мне и тут нормально. То есть я все равно двигаюсь в сторону своей мечты по своему собственному маршруту. И вот проложить этот маршрут, показать, как это делается, раздвинуть границы, найти вдохновляющие примеры людей, у которых получилось — задача родителя. 

Фото: pexels.com

Поскольку вы здесь… У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей. Сейчас ваша помощь нужна как никогда. ПОМОЧЬ

Источник

Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии